«Русалочка», МАМТ, 2011

В полку новых шедевров МАМТа прибыло, — на этот раз Джон Ноймайер подарил театру свою «Русалочку», живую классику балетного авангарда.

Раритетный спектакль признанного мэтра мировой хореографии в первую очередь сказочно красив, и только потом — оригинален. Ноймайер воссоздал мир морских пучин с пугающей достоверностью, балетные на сцене буквально как рыбы в воде, бьют искрящимися хвостами (гениальная находка — японские одежды, закрывающие стопы), полощут плавниками, не двигаются, но плывут… Вкупе с сумасшедшими декорациями и светомузыкой, такой медитативный балет производит на зрителя ошеломляющее впечатление. Из-за чего подчас трудно разглядеть философскую глубину и сверхсмысл, заложенный в него мэтром.

Кстати, балетных премудростей, как то — немыслимой пластики, нечеловеческого рисунка танца, мельчайшей техники — здесь не так много. Очевиднее всего она в первом действии, да и то, когда Русалочка предоставлена сама себе и резвится в синих электрических волнах. На борту белоснежного лайнера, символизирующего глянцевую заурядность человеческой жизни, ее танец (как, впрочем, и всех остальных) становится куда как проще. Обедневшая хореография здесь оправдана. Ведь Русалочка оказалась в мире людей, а он убог и пошл. Во всяком случае, в этом уверен Поэт, единственный выдуманный Ноймайером герой грустной сказки. Собственно этот Поэт — первопричина всего, происходящее есть его разгулявшееся воображение, ожившие душевные муки. Хореограф увидел в «Русалочке» автобиографию Андерсена, который, как известно, впал в отчаяние, узнав, что его лучший друг Эдвард Коллин женится на некоей Генриетте Битерг. Его-то и изображает в балете Поэт. А тоску по несбывшемуся счастью олицетворяет Русалочка.

Благодаря этой своей выдумке, Ноймайер поднял неразделенную любовь Поэта к другу на недосягаемую, далекую от гомосексуального подтекста, высоту. В финале Поэт и его выдумка растворяются в вечности, последний танец исполняя среди электрических звезд.

Декорации и световые решения фантастически хороши. Весь балет благодаря им смотрится как изысканнейший перформанс: на сцене плещутся люминесцентные волны, плывет игрушечный белый лайнер с дымящейся трубой, двигаются стены, синий нездешний свет заливает сцену, загораются и гаснут планеты.

За музыкальную составляющую постановки отвечала бывшая наша соотечественница композитор Лера Ауэрбах. Несмотря на ворох музыкальных наград и диплом нью-йоркской консерватории, ее музыка к балету весьма спорна. Она изобилует цитатами из классиков (Бетховен, Шнитке) и порой вступает в противоречие с замыслом Ноймайера. Один пример. Изображая подводный мир, художник явно хотел показать, как он прекрасен, как чужд человеческому, сколько в нем красоты и лиричности. Ауэрбах же создала музыку страшную, тяжелую, пугающую. Поэт и Русалочка смогли преодолеть себя, подняться над собой, осознать, что не всякое чувство взаимно. Русалочка отказалась убивать принца ради своего возвращения домой, поэт отказался от мечты, что-то ждет их дальше, другие радости, иные любови. Музыка же перечеркивает эту мысль и превращает все действо в трагедию, лишая его жизнеутверждающего пафоса. И сострадательного залога тоже.

Отрицательных героев в балетной сказке нет. Принц злодеем быть не может по определению, он — пустышка, простачок, и почему, спрашивается, ему не влюбиться в такое же премилое, но бездарное создание, как принцесса? Блондинка в розовом платье, она — дивное клише и сама плывет к нему в руки. Светская рать из придворных ограниченна и тупа. Все их балы-свадьбы-пьянки-гулянки убедительны в своем идиотизме.

Тем выгоднее на их фоне выглядит главная героиня — Русалочка. Ее роль досталась не самой известной балерине МАМТа Анне Хамзиной. Ее танец — это открытие. Она умудрилась показать отсутствие человеческой плоти, но присутствие духа. Эти ее ручки-ножки — прутики, и трепетный корпус, и пленительная грация… Балерина-дюймовочка, перечеркнула все балетные стандарты, показала и рыбью плавность, и нежность, и страдание, и силу, редко касаясь пола. Она воплотила в жизнь очень отвлеченную идею Ноймайера — показать непоказываемое — балерину без ног и инвалида на пуантах (в первое время после превращения Русалочка сидит в инвалидной коляске, а потом с видимым трудом пытается встать и танцевать).

«Русалочку» Ноймайер впервые поставил в 2005 году по заказу Королевского датского балета. По слухам, приняли ее прохладно. В России балету явно суждена другая судьба. У этой постановки есть то главное, что так любят русские балетоманы — величие и масштаб, благодаря котором досадные неудачи (неочевидный посыл, невнятная музыка) почти незаметны. Визуальные эффекты часто заменяют нам большие идеи, а уж чего-чего — этого добра в новой постановке МАМТа более чем достаточно.
http://www.vashdosug.ru/msk/theatre/performance/465253/tab-comments#blockTabs

http://www.stanislavskymusic.ru/press.html?PId=72&id=300

Advertisements
Published in: on 07.02.2011 at 18:03  Добавить комментарий  

The URI to TrackBack this entry is: https://vitvitskaya.wordpress.com/2011/02/07/%d1%80%d1%83%d1%81%d0%b0%d0%bb%d0%be%d1%87%d0%ba%d0%b0-%d0%bc%d0%b0%d0%bc%d1%82-2011/trackback/

RSS feed for comments on this post.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: