«Катя, Соня, Поля, Галя, Вера, Оля, Таня…», ШДИ, 2011

Режиссер и художник в одном лице, Дмитрий Крымов выпустил спектакль по бунинским «Темным аллеям». Получилось сверхоригинальное и в меру ироничное разоблачение мужской сексологии, а заодно — демонстрация тонкостей девичьего чувства.

Вереница ласковых женских имен вместо названия сузило возможности бунинской темы до одной главной, — Крымов поставил спектакль-эксперимент про любовь-злодейку, одинаковую для всех. Она похожа на отчаянный вихрь, губительный для тех, кого кружит. Мужчины остаются с мучительным воспоминанием, горьким привкусом сожаления и стыда, женщины — с изломанной судьбой, а чаще всего вообще не остаются жить.

«Темные аллеи» Бунина — произведение, которое до сих пор дни критики называют «жемчужиной русской любовной прозы», другие обвиняют в пошлости и вульгарности. В версии Крымова они скорее приобрели, чем потеряли. Мультижанровая альтернатива, в рамках которой творит Крымов-художник позволила визуализировать всю гамму любовных эмоций, — от любовной горячки до исступления, от нежности до истерического самозабвения. При этом, не скатиться в отталкивающий натурализм или мрачную эротику.

Перед зрителем семеро мужчин во фраках, они случайно встретились и случайно рассказали друг другу истории своих романов — кто каких. Дерзких, случайных, обреченных, жестких. Мужчины эти — совсем разные. Один гневно изъясняется на французском, другой впадает в истерику, третий читает то ли рэп, то ли эстрадный куплетец, четвертый вообще выволакивает на сцену макет сада, залитого луной — того самого, «в котором все произошло». Пока говорит один, другие глубокомысленно молчат и смотрят на большие коробки: в них Крымов «спрятал» реальных женщин, героинь бунинской прозы. Периодически они из коробок выпадают, чтобы рассказать свою версию случившегося, обвести зрителей невидящим взором и наивно произнести, что любят или любили.

Каждая из бунинских героинь вызывает здесь острую жалость. С помощью двух-трех предметов, красной краски или веревки, Крымову удается рассказать их судьбу безобразную, бессмысленную, загубленную. Одна отдает жестокому возлюбленному собственные ноги (на сцене героиню буквально распиливают пополам). Другая — честь, третья — жизнь. Жертвенное, обреченное чувство рождено, между тем, от чувства совсем другого. Мужчины любят здесь «от нечего делать», что называется, «мимо проходя». И вообще производят впечатление озабоченных типов. Они отнюдь не злодеи, тоже мучаются, помнят, но чувственное влечение оказывается сильнее моральных «условностей».

Сценография, как всегда у Крымова — абстрактна, эффектна, врезается в память. На первый взгляд она даже кажется нелогичной, — сами по себе двигаются стулья и туфли, рабочие сцены закуривают «по одной» посреди действия, герои направляют друг на друга свет софит. И все-таки вместе эти детали создают единственно верное ощущение, — растерянности перед накатившим чувством любви, или похоти, или воспоминаниях о них.

Бунин писал рассказы-воспоминания. Крымов подчеркнул это в финале спектакля — когда семеро героев превращаются в современных школьников, пришедших в бунинский музей. Экскурсовод рассказывает им о том, что Бунин писал в «Аллеях» о любви, которая осталась в несуществующей дореволюционной России. Ностальгия сделала эти рассказы такими пронзительными и щемящими. В них соединилась любовь к родине и тоска по сильным эмоциям, пусть не всегда чистым и честным.

Но есть в этой сцене и другой подтекст. Экскурсовод показывает школьникам экспонаты — разрубленных женщин, замурованных в коробки, перевернутые стулья и рваный женский чулок, при этом тоненьким голосом говорит, что Бунин всегда писал о высоком. После чего она недвусмысленно задирает юбку.

Ирония наглядная, разоблачающая Бунина-эстета. И она же — возвышающая его смелость.Трагедия, томность, страсть,неприглядные подробности плотской любви, волнующий эротизм, — всего этого до Бунина в русской литературе не было. Набоковская «Лолита» еще не появилась, и рассказывать миру о теневой стороне большого чувства еще никто не решался.

Дмитрий Крымов взял на себя смелость бунинские рассказы не только инсценировать, но и поиронизировать над ними. При этом, тонкий психолог, он оставил зрителя один на один с ответом на вопрос: «Так что это было? Любовь? Страсть? Агония? Судьба?». И выйти из зала с твердым намерением перечитать «Темные аллеи».

http://www.vashdosug.ru/review/1191/

http://sdart.ru/theatre/perf/katya_sonya_polya

Advertisements

The URI to TrackBack this entry is: https://vitvitskaya.wordpress.com/2011/02/11/%d0%ba%d0%b0%d1%82%d1%8f-%d1%81%d0%be%d0%bd%d1%8f-%d0%bf%d0%be%d0%bb%d1%8f-%d0%b3%d0%b0%d0%bb%d1%8f-%d0%b2%d0%b5%d1%80%d0%b0-%d0%be%d0%bb%d1%8f-%d1%82%d0%b0%d0%bd%d1%8f-%d1%88%d0%b4/trackback/

RSS feed for comments on this post.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: