Алена Бабенко: «Я – жадная актриса»

На этой неделе одна из прим театра «Современник» Алена Бабенко сыграет премьеру спектакля «Осенняя соната». «Ваш Досуг» расспросил актрису о трудных ролях, актерской жадности и партнерстве с великой Мариной Нееловой.

Совсем скоро в театре состоится очередная премьера с Вашим участием. Расскажите, пожалуйста, когда и как к Вам пришла эта роль?

Катя (режиссер Екатерина Половцева) мне ее предложила, когда мы выпустили «Время женщин» в прошлом сезоне. Я уверена была в перерыве,но как только она принесла ЭТУ пьесу, сердце притихло и внутри закричало «хочу!» Бергман,не смотря на мою к нему любовь,вызвал два чувства — желания и опасности. Опасность, потому что превратить такое кино в театр не так то просто. А желание — от возможности партнерства с Мариной Мстиславовной Нееловой. Я подумала: «нет! Нереально!» Сон, который мне снился примерно год назад — мы играем мать и дочь — наяву. Мои мечты продолжают сбываться.

Какой Вы играете Еву?

Говорить о том, какой я ее играю, мне сложно. Хорошо, если я на одну четверть прошла путь к ее сути. Я ее ищу. Ева — непростой человек,поэтому и
отношения с этой ролью не назовешь романом. Она глубокая,сложная,медленная,внешне не яркая,внутри раскрашена в осенние цвета. Кстати,мне кажется что это самое яркое время года! В нем больше всего красок.

И все же что самое главное в Вашей Еве?

Мне кажется Ева — взрослый человек, который никак не может освободиться от ребенка и подростка в себе. Она до сих пор пытается понять, кто она. У нее много комплексов,в которых, как ей кажется, виновата мать. Но,несмотря на свой страх, она решает разобраться с прошлым и со своей «прокисшей ненавистью» в отношении матери. Это получается некрасиво, резко и даже жестоко.

Вы соотносите свою игру с игрой Лив Ульман в легендарном фильме?

Знаете, я раньше не боялась смотреть на актеров в ролях, которые потом доставались мне. Я была очень уверена в себе, знала, что справлюсь
самостоятельно. А в этот раз мне сложно — всюду «знаки» Бергмана. Лив Ульман перед глазами постоянно. И даже ее зеленое платье… Я знаю, чтонаш спектакль будут сравнивать с фильмом. И уверена, что большинство критиков будут ождать своего собственного представления. Я уже слышала одного актера,который заявил:»вы что обалдели! Это же Бергман!». У нас есть негромкое, но веское возражение от самого автора — довольно подробно разбирая свои фильмы в книге «Бергман о Бергмане»,»Осенней сонате» он уделил всего один обзац,сказав что не был доволен этим фильмом. Так что я думаю, у нас есть шанс.

Как Вы готовитесь к такой непростой роли?

Через бесконечные пробы,ошибки,разговоры,споры. Сейчас с смотрю документальные фильмы о Бергмане и думаю, что в Еве много от него самого. Даже иногда жалею, что Ева не мужчина — можно было бы открыто поиграть в него. Уже видела пару странных снов, — перед глазами вспыхнули картинки, как кадры из фильма. На репетициях я стала замечать за собой странную речь. Она свойственна человеку, не привыкшему к
экспрессивным высказываниям. Да, пожалуй, Ева — не из тех людей, которые могут красиво и ясно выражать то, что думают.

Екатерина Половцева — молодой режиссер. Вам легко с ней работать?

Я не думаю о разнице в возрасте. Зачем ставить себе лишние преграды, совершать лишние подвиги? У нас нет на это времени, мы находимся в
постоянном поиске

Что импонирует Вам в ее режиссерской манере?

Мне импонирует, что Катя знает, чего хочет. Мы можем ее не понимать, но она видит картины, и на этих картинах каждому из нас, актеров, отведено конкретное место. Иногда мне кажется,что она водит нас за нос,не раскрывая замысла… Бывает, правда, от этого голова кипит,но заставить артиста кипеть — это тоже талант режиссера. Она здорово работает с актерами.Мне нравится ее упорство.

Значит ли это, что Вы что-то ей советуете?

Это моя беда и страсть. Я всегда лезу не в свое дело. И не всегда этично. Каюсь! Не умею молчать,мне нужно хотя бы слово вставить. Я в этом смысле неугомонная. Говорю себе: «будь послушной,внимающей, как Ева» и тут же срываюсь. Вот поэтому Ева — сложный для меня персонаж. Она мне незнакома, я не знаю, где «ее брать» в себе.

Алена, Вы говорили, что играть с Нееловой было Вашей мечтой. Мечта сбылась. Чему Вы научились у нее?

У Марины Мстиславовны нужно учиться всему и сразу. Ее таланту быть актрисой,партнером,заразительным человеком с прекрасным чувством юмора. Она абсолютно бесстрашна на репетициях, для нее не существует никаких границ на сцене. Кроме того, она никогда не думает только о себе.
Партнеры, зрители,спектакль как цельное произведение, в котором свой ритм… Всё это — объекты ее внимания. Все сразу и все важно. Сама репетиция с ней превращается в спектакль одного актера. Она потрясающе разбирает сцены и сама режиссер своей роли. У меня просто не хватает таланта рассказывать о ней. Нет слов, как у Евы,которая обожала и боготворила мать.

В прошлом сезоне у Вас состоялись премьеры спектаклей «Время женщин», «Враги: история любви», в этом Вы ввелись в «Пигмалион», теперь вот «Осенняя соната»…

Я, может быть, и страдаю от загруженности. Я ведь совершенно выпала из кино, которое обожаю и по которому тоскую. Я ною, говорю, что умираю, что больше не могу. Потом говорю себе:»не стыдно?! Ты же мечтала о театре! И он так внезапно появился в твоей жизни«. За это я еще раз скажу спасибо Галине Борисовне, которая поверила, доверила. Всего лишь третий по счету сезон, а у меня 5 спектаклей.Все так невероятно, что грех жаловаться. И еще я, как выяснилось, жадина. Даже сейчас, «Соната» еще не вышла, а я уже думаю, как хорошо бы сыграть еще одну роль.

Какую, если не секрет?

Ни за что и никогда не скажу. Мечтами делиться нельзя. Но мне грезится спектакль, в котором можно было бы абсолютно все. Чего-нибудь хулиганского хочется.

Какая героиня изменила Вас внутренне?

Я питаюсь каждой из своих ролей. Больше того, почти каждая помогает мне измениться, что-нибудь из себя ненужное выкинуть. Когда я играю
Еву, я возвращаюсь в тот период своей жизни, когда похожим образом относилась к матери. У всех были такие периоды, когда во всех бедах
обвинялась мать.Не так воспитывали, не то сказали. Этим, кстати, пьеса будет всегда современна. Другое дело, что сейчас у меня нет таких
претензий, мне надо погрузиться в свое прошлое. Отыскивая там что-то похожее, я как будто освобождаюсь. Также у меня есть роль, которую мое «я» выталкивает,никак не хочет с ней сливаться. Такой тип человека, который я играю, в жизни мне нериятен. Но, будучи актрисой, мне пришлось ее для себя оправдать. В результате разбора роли я освободилась от собственного комплекса, и я научилась контактировать с похожими людьми в жизни. Прекрасная Ядвига (спектакль «Враги: история любви») связала меня с моими польскими корнями. Мне было так легко репетировать, казалось, моя героиня сама пришла ко мне с распростертыми объятьями, обняла. Я еще подумала тогда — «боже, бывает же такое». У нас взаимная любовь, и я отдыхаю, когда нахожусь в ней.

Какую роль Вы не возьметесь играть. У Вас есть табу?

Чтобы сказать твердое «нет», сначала такую роль надо получить. Пока со мной, слава богу, такого не было.

Вы переживаете, когда вас критикуют?

Я не читаю. Мне достаточно того, что я сама себя уничтожу, растопчу, разрежу на части, выкину на помойку. А когда мне зааплодируют и скажут «да
точно мы тебе говорим «хлоп-хлоп», я еще какое то время буду говорить «Ну не может быть». Во время работы над спектаклем «Время женщин» эта моя черта особенно проявилась. Я себя буквально искалечила, разрезала свою душу. Мне казалось,у меня ничего не получается,особенно роль Софьи. Она, как маленький обиженный ребенок, забилась в угол и до последнего не показывала свое лицо. Я была просто уверена, что никто не будет смотреть этот спектакль, никому не нужно вникать в чье-то прошлое, а потом вспоминать свое. Когда мой сын с подругой оказались в зале, а в антракте им захотелось позвонить своим бабушкам,я впервые выдохнула. Значит все не зря. И сейчас я вижу, что свободных мест нет, что все чутко реагируют и начинаю расслабляться. Но еще не летаю.

А в «Пигмалионе» Вы летаете?

О нет, все-таки это чужое седло. Много чего мне мешает, но я получаю такой кайф от самого материала, от партнерства со всеми участниками
спектакля,особенно с Сергеем Маковецким,что готова на все. Эту роль я мечтала играть всегда. Была уверена — это мое.

Как Вы относитесь к своей популярности?

Я о ней не знаю. Может быть, если бы я так много не работала, я начала бы думать. Еще бы умерла от чувства собственной значимости.

Кажется, вся Ваша жизнь — работа. Как выглядит Ваш выходной день?

Какой хороший вопрос, я пока только мечтаю о таком дне. Я давно поняла, что для меня отдых означает возможность уехать из Москвы. Даже недалеко, к примеру, в любимый Санкт-Петербург. Если я меняю картинки, я переключаюсь и набираюсь сил.

В театр, кино, на выставки у Вас получается выбираться?

Конечно! Я люблю ходить в театр и кино. Из последних ярких впечатлений «Фауст» Сокурова. Я, может быть, и половины не поняла из того, что он
хотел сказать, но это не важно. Это настолько здорово снято. Я погрузилась в другой мир и расстроилась, когда фильм закончился. Это редко бывает. В театре последний раз была в Театре Наций на «Фрекен Жюли»,в МХТ на «Мастере и Маргариту» и, конечно, на нашей «Анархии». Раздвинуть бы сутки чтобы все успеть посмотреть.

Алена Бабенко родилась в Кемерово, училась на факультете прикладной математики и кибернетики Томского университета, поступала в Школу-студию МХАТ к Олегу Табакову, окончила ВГИК (курс Анатолия Ромашина). На экране дебютировала ролью в сериале «Каменская». В 2004 году снялась в фильме «Водитель для Веры» — и проснулась знаменитой. С 2008 года в труппе театра «Современник», где играет в спектаклях «Три сестры», «Бог резни», «Пигмалион», «Время женщин», «Враги: история любви»

«Осенняя соната» (Höstsonaten, 1978). В этом фильме, снятом Ингмаром Бергманом по собственному сценарию, Ингрид Бергман и Лив Ульман играют мать и дочь, которые не виделись много лет. Мать, знаменитая пианистка, занималась своим искусством и не желала знать детей. Ее старшая дочь за это время успела похоронить сына, разочароваться в браке и взять на свое попечение душевно-больную сестру, которую мать сдала в лечебницу. Встретившись после долгой разлуки, женщины наконец получают возможность предъявить друг другу «перечень взаимных болей, бед и обид».

http://www.vashdosug.ru/msk/theatre/article/68283/

Published in: on 01.03.2012 at 11:29  Добавить комментарий  

The URI to TrackBack this entry is: https://vitvitskaya.wordpress.com/2012/03/01/%d0%b0%d0%bb%d0%b5%d0%bd%d0%b0-%d0%b1%d0%b0%d0%b1%d0%b5%d0%bd%d0%ba%d0%be-%d1%8f-%d0%b6%d0%b0%d0%b4%d0%bd%d0%b0%d1%8f-%d0%b0%d0%ba%d1%82%d1%80%d0%b8%d1%81%d0%b0/trackback/

RSS feed for comments on this post.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: