«Каин», ШДИ, 2012

«Каин»: наперегонки с Богом

Игорь Яцко поставил мистерию по пьесе Байрона.

Режиссер и худрук театра Игорь Яцко поставил пьесу главного романтика английской поэзии Джорджа Байрона как мистерию. Не очевидный выбор объясним — в этом жанре у «Школы драматического искусства» нет равных. К тому же почитатели таланта Анатолия Васильева, основателя театра, благодарны: Яцко не только включил в свой спектакль составляющие хитов Васильева (декорации, костюмы и пр.). Он оживил наследие мэтра, построил «Каина» на «обломках» его старых мистериальных спектаклей, мастерски проиллюстрировав байроновскую метафору места действия. Каин в паре с Люцифером восстают против Бога и смерти, находясь «между раем и адом, и обломками миров».

Специфически романтическая риторика не предполагает скудной сценографии. Виртуальные пространства, по которым Люцифер проводит Каина, символизируют белые арки (декорации к спектаклю Васильева «Плача Иеремии»), лестница, ведущая в никуда ( «Моцарт и Сальери») и таинственные черные конструкции, угрожающе нависающие над сценой под углом. Светлячки, спрятанные в плетеные мешочки-корзинки — это планеты, черный занавес — космическая бездна, театральный туман — завеса ада… Артисты одеты в эффектные хитоны ярких цветов, там же на сцене поет хор (в его «репертуаре» — духовные песнопения XVI-XVII веков), музыканты играют на терменвоксе, фортепиано, тувинском бубне и било.

Главная идеей действа, так эффектно оформленного, является неприятие смерти. Ее неизбежность пугает человека, однако иначе постичь тайну невозможно, кроме как умереть самому. Каин противится этому, он жаждет узнать все и вернуться. Поддержку мятежнику оказывает Люцифер. Первого играет Кирилл Гребенщиков, второго — Александр Лаптий. Оба актеры с заметной харизмой. Гребенщиков неплохо справляется с образом разочарованного в мире и людях героя, но местами переигрывает. Его Каину мелодраматический пафос ближе чем пафос богоборческий. Такая трактовка резко снижает уровень драматургии. Байрон писал о себе, о своих сомнениях, об отрицании «земных правил игры». У Гребенщикова же получилось сыграть только детскую обиду на отца, брата и Бога. «Почему я должен умирать и во имя чего жертвовать?» Личностное начало превалирует в его игре.

Несколько лучше обстоят дела с образом Люцифера. Дьявол в исполнении Лаптия изобретателен и настойчив. Он «не испытывает Каина ничем, кроем правды», показывает суть вещей, ведет по дальним мирам, провожает в загробный мир. Ему чужда льстивость и игра в поддавки. Он находит в Каине брата по гордому духу, однако не разрешает ему быть выше себя.

Люцифер делает все, чтобы Каин сам себя привел к катастрофе и убил брата. Вопрос, почему герой поднимает руку на Авеля, остается открытым. Но зрители выходят из театра в глубокой задумчивости. А это значит спектакль состоялся.

http://www.vashdosug.ru/msk/theatre/article/68423/

http://sdart.ru/theatre/perf/kain

Реклама

The URI to TrackBack this entry is: https://vitvitskaya.wordpress.com/2012/03/29/%d0%ba%d0%b0%d0%b8%d0%bd-%d1%88%d0%b4%d0%b8-2012/trackback/

RSS feed for comments on this post.

2 комментарияОставьте комментарий

  1. Could someone tell me if this play is still being staged and, if so, when it closes? Is it staged in Russian or English?

    -Greg Kucich
    Kucich,1@nd.edu


Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: