Сергей Епишев, интервью, 2012

Сергей Епишев: от «БерлусПутина» до Ставрогина

Вахтанговец Сергей Епишев в новом спектакле непотопляемого Юрия Любимова «Бесы» играет Николая Ставрогина. «Ваш досуг» встретился с актером накануне премьеры и выяснил, каких скользких тем он не боится, в чем, по его мнению, суть бесовщины, и почему Достоевский — смешной писатель.

Самая ожидаемая премьера весны — «Бесы» Юрия Петровича Любимова. В спектакле Вы играете Николая Ставрогина. Расскажите, как Вам досталась роль?

Она возникла неожиданно. В Центре Мейерхольда я увидел объявление: артисты московских театров приглашались на кастинг в спектакль Любимова. Только через два дня я узнал, что Юрий Петрович будет ставить у нас. Было много домыслов, кто, как, когда. Случилось читка, в числе прочих позвали и меня. Мне «отдали» Ставрогина не сразу, после нескольких проб. Признаюсь, было страшно.

Почему?

Этот герой слишком неопределенный, неуловимый. Непонятно, за что в нем цепляться.

Ситуация вокруг Ставрогина так или иначе затрагивает вопросы морали. Вам не кажется, что в современном мире, когда все друг другу все разрешили, это не найдет отклика?

Найдет. Именно потому, что все друг другу все разрешили, все и сходят с ума. В этом суть и секрет бесовщины. Все можно, все соблазны удовлетворимы. Ставрогин ведь себе не в чем не отказывает. Поэтому в нем уживаются и сладострастие, и богоискательство.

Когда Вы перечитали «Бесов», было что-то, что Вы для себя открыли заново?

Мне стыдно признаться, но «Бесов» я прочитал, а не перечитал. Первое, о чем я подумал — роман смешной. Там много юмора в изображении революционерской деятельности. Этот юмор показался мне удивительно современным, саркастическим, злобным. В других романах Достоевского я этого не замечал.

В спектакле будет этот юмор?
Очень на это рассчитываю.

Если вспомнить грандиозные капустники премии «Гвоздь сезона», юмор и Ваш конек тоже. А чем еще Достоевский оказался Вам близок?

Мне в принципе интересны самокопания. Достоевский очень зациклен на погружении в себя, в какой-то момент это утомляет. Хочется сбежать. Но работа над его героями очень полезна. Достоевский занимается тем же, чем и любой хороший актер. Уходит в глубину своего персонажа. Максимально глубоко. До предела.

Как Вы работаете над ролью?

Читаю книги, литературную критику, думаю.

Любимов что-то Вам советует, расставляет акценты?

Когда Юрий Петрович пришел к нам, внутри себя он уже поставил спектакль, все решил. Нам, артистам надо только правильно выполнить все его указания. Не всегда это получается сразу. Он иногда предлагает рисунок, который не совпадает с моим представлением о персонаже. Но к концу репетиций Любимов убеждает в своей правоте. Или требует безоговорочно подчиниться.

Вы согласны, что артисты — это только пластелин в руках режиссера?

Режиссер должен быть диктатором. Ведь спектакль делает он. Он заведует понятием стиль, а стиль в театре — это всё. От артиста же требуется понимание своей ниши, — нам можно возделывать только своюделянку. И вот здесь уже от нас зависит, будет делянка зеленая или зарастет бурьяном. Любимову нужен артист-исполнитель. Я не очень люблю быть исполнителем. Хочется быть соавтором роли. Но в данном случае довериться Любимову не страшно.

Что было для Вас новым в работе с таким мэтром, как Любимов?

Он требует знания текста уже на второй репетиции. Соблюдения знаков препинания, точно понятой и внятно сказанной мысли автора. Мне кажется это особенно ценным. Тем более это важно, когда играешь Достоевского, у которого что ни сцена, то интеллектуальная баталия. Мне как актеру много дает этот опыт — освоение труднейшей роли в сжатые сроки.

Не могу не спросить, к Юрию Петровичу после ситуации с Театром на Таганке неоднозначное отношение. Как Вы внутренне для себя решили эту проблему?

Поскольку я не был внутри ситуации, у меня нет права кого-либо осуждать. Скажем так, мне повезло встретиться с Юрием Петровичем в обстановке, далекой от конфликтов.

В этом году вахтанговцы отмечают юбилей. Расскажите, чем дорог Вам этот театр?

Театр — это люди, которые в нем работают. Мне очень дороги мои коллеги, и очень нравится то, что делает Римас Туминас. Нравится его чувство театра. Он гуманист, романтик, стилист. Мне с ним интересно. Под его художественным руководством вышли спектакли «Троил и Крессида» и «Мера за меру», которые для меня особенно ценны. Сейчас вот выйдут «Бесы».

Вы думаете, спектакль Любимова не будет выбиваться из общего направления?

Он, конечно, будет стоять особняком. Но, безусловно, это авторский театр, связанный с понятием стиля, формы.

Какой реакции Вы ждете от публики?

Хочется верить, что люди услышат созвучные сегодняшнему времени вибрации, что спектакль совпадет настроением в обществе.

То есть «Бесы» — это некий призыв, обращение к обществу?

Это нужно спрашивать у Любимова. Мы, артисты, отчасти еще разгадываем его замысел, Юрий Петрович не говорит с нами о концепции, в основном, о конкретных элементах.

Еще одна важная премьера с Вашим участием состоялась не так давно. Провокационный «Берлуспутин» в Театре. Doc. Почему Вы согласились на роль?

Все произошло неожиданно. В последний момент другой артист отказался играть. Режиссер Варвара Фаэр, с которой мы давно дружим, позвонила мне. Попросила заменить. Тема показалась сомнительной, но потом выяснилось, что спектакль про вещи гораздо более интересные, чем персона Путина, и сомнения отпали.

Вы можете поставить знак равенства между этим спектаклем и объявлением Вашей личной гражданской позиции?

Можно сказать, что во время работы над этим спектаклем , усилиями режиссера Варвары Фаэр моя гражданская позиция выкристаллизовалась и окрепла.

И «Бесы», и «Берлуспутин», и недавний капустник премии «Гвоздь сезона»… Все это так или иначе созвучно времени. Вы сознательно идете в театр с публицистическим, политическим уклоном?

Сознательно — нет. Но я живу в этой стране. Возможно, моя гражданская позиция не такая жгучая, как у многих моих коллег, но и мне ситуация в стране обрыдла. Путь, которым идёт Россия, тупиковый и хочется из этого тупика выйти. Наверное, мое внутреннее стремление притягивает в жизнь проекты, о которых Вы говорите.

Сергей, Вы можете назвать себя амбициозным актером? Вам важна популярность, слава?

Слава и популярность дает возможность выбирать, вместе с ней приходят другие роли. Вот в этом прикладном значении популярность мне важна.

Вам удается бывать в театре вне работы? Следить за успехами коллег?

Безусловно. Из недавних ярких впечатлений — Роза Хайруллина в спектакле «Лир» и Ира Пегова в спектакле «Таланты и поклонники»…

Как Вы отдыхаете, что читаете, какое кино смотрите?

Люблю смотреть старое кино: Хичкока, Казана, Кассаветиса.

Часто бываете в родном Ташкенте?

Увы, очень редко, хотя там живут мои родные и близкие. К тому же, к сожалению, от того Ташкента, в котором я жил, мало что осталось. Наверное, громко заявлять «Москва — мой город», но сегодня мне здесь хорошо. Много любимых мест, дорогие люди, театр.

http://www.vashdosug.ru/msk/theatre/article/68414/

http://www.vakhtangov.ru/shows/besy

Published in: on 29.03.2012 at 13:24  Добавить комментарий  

The URI to TrackBack this entry is: https://vitvitskaya.wordpress.com/2012/03/29/%d1%81%d0%b5%d1%80%d0%b3%d0%b5%d0%b9-%d0%b5%d0%bf%d0%b8%d1%88%d0%b5%d0%b2-%d0%b8%d0%bd%d1%82%d0%b5%d1%80%d0%b2%d1%8c%d1%8e-2012/trackback/

RSS feed for comments on this post.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: