Евгения Крюкова, интервью

Евгения Крюкова: «Я не роковая женщина»

Евгения Крюкова редко дает интервью, но для «ВД» она сделала исключение. Актриса рассказала о своей премьере в Театре им Моссовета и съемках новой кинокартины. Кроме этого, она поделилась с нами мыслями о женской сути, необходимом одиночестве и современном цинизме.

Совсем недавно в Ваш репертуар попал спектакль по уникальному роману Анатолия Мариенгофа «Циники». Критика называет его новаторским. Расскажите, Вас что-нибудь поразило?

Произведение сложное, сюжетная линия в нем сильно завуалирована документальной хроникой. Это похоже на готовый сценарий. С одной стороны мне показалось это странным. Я задавала себе вопрос «а как играть?» С другой стороны именно это понравилось и нравится до сих пор. В легких акварельных зарисовках рождается что-то очень глубокое. Это ощущение мне хотелось сохранить и передать.

Ваша героиня — Ольга — персонаж неоднозначный.

Да. Обсуждая роль с близкими, дело доходило до конфликтов. Муж воспринимал Ольгу как исключительно гадкое существо. Один мой знакомый, напротив, сравнил ее с цветком, выброшенным на мороз. Мне такое восприятие ближе. Это роль, к которой я очень медленно и осторожно подходила. До последнего не надевала костюм, чтобы не сломать какие-то свои внутренние ощущения.

Какую черту Вы бы назвали определяющей в характере Ольги?

Не хочу однозначно формулировать. Ольгу невозможно описать одним словом. Мне кажется, она осталась вне времени, потерялась и не нашлась. Это не черта даже, это обстоятельства, в которых она оказалась. Будучи человеком романтичным, она попробовала и цинизм, и революцию, как пробуют суп… Он оказался пересоленным, и она разочаровалась.

Как Вы думаете, она поэтому в финале стреляется?

Наверное да. Ольга ждала от Владимира мужских поступков, которые могли бы ее остановить и помочь удержаться, научиться жить в современном мире. Но он их не совершал.

Вы ее оправдываете?

Конечно, я — актриса, я всегда оправдываю свой персонаж.

Ольга Вам внутренне близка или только интересна?

Скорее интересна.

Чем именно?

Женщина априори существо слабое. Ольга именно такая.

Какая в спектакле самая трудная сцена?

Когда я пою финальную песню. У меня спектакль четко делится на «до и после» (улыбается)

Евгения, Вы сравнивали спектакль с фильмом Месхиева, свой образ Ольги с образом, выстроенным Ингеборге Дапкунайте?

Я боялась смотреть фильм, думала, что собьюсь. Решилась на это только после того, как более или менее выстроила для себя героиню. Фильм не показался мне точной копией романа. И Ольга у Ингеборге совсем другая.

Вам, опытной признанной актрисе, было сложно работать с режиссером-дебютантом Сергеем Арониным? Почему Вы согласились?

Сначала было даже страшно. Чтобы определиться, я пошла смотреть спектакль Сергея «Windows.School edition». Помню свой прямо-таки щенячий восторг. Возможно, профессионалы сделали бы что-то иначе, но в работе Сергея было такое количество добра, позитива и режиссерской фантазии, казалось бы, на пустом месте. Он человек очень глубокий, понимающий и обожающий театр.

Вы давали ему советы?

Он все таки режиссер. И я старалась слушать и слышать режиссера. Конечно, были какие-то дополнения с моей стороны, но это общая работа. Сергей очень точно чувствует взаимоотношения между мужчиной и женщиной. Иногда я просто открывала рот от удивления — откуда в молодом человеке может таится сколько мудрости.

Сам Сергей говорил, ему важно было передать, что 30-е годы XX века — время, близкое нашему. Сегодня происходит то же самое — люди потеряли точку опоры, веру… Что скажете Вы?

Это правда. Сейчас так много воцерковленных людей, при этом они совершают немыслимые поступки. Вера не присутствует внутри. Это страшно. Люди теряют сами себя.

В нашем мире человек должен быть циничным?

Для меня цинизм во взаимоотношениях не приемлем. Я не понимаю, когда люди общаются, подкалывая друг друга. Хотя в современном мире мы становимся в разной степени циничными. Вероятно, это необходимо, чтобы выжить. Но мне кажется, что это неправильно. Мы меньше сопереживаем. Каких то-вещей вокруг нас так много, что сочувствовать уже не получается, иначе сердце разорвется. Но так не должно быть.

Вам свойственен здоровый скепсис?

Наверное.

Не могу не задать Вам этот вопрос. Вы часто играете роковых женщин. Вам не мешает это в жизни. Не раздражает?
Конечно, я каждое утро встаю, подхожу к зеркалу и говорю себе «вы помните, Евгения Владиславовна, вы — роковая женщина» (смеется). Да, сложился некий стереотип. Но он мне не мешает.

Значит внутренне Вам не близок этот образ?

Абсолютно. Я другой человек. Люблю дом. Безумные страсти Достоевского — не мое.

Множество красивых актрис не идут на то, чтобы изуродовать себя ради роли? Вы смогли бы?

Я очень спокойно к этому отношусь. Более того, мне интересно. Я играла в картине «Ведьма», где меня не изуродовали, конечно, но, скажем так, поработали над образом — вставили в глаза линзы черного цвета, наклеили ногти…

Вы сказали что вы домашний человек, при этом к себе в дом никого не пускаете. Я не помню фотосессий с Вашей семьей. Между тем, сегодня многие звезды делают из своей личной жизни вторую профессию, рекламируют себя.

Я закрытый человек, я не даю интервью на личные темы и, действительно, никого не пускаю к себе в дом. Моя семья — это моя тайна.

Вам часто необходимо бывать одной?

Человеку нужно оставаться наедине с собой. Мне хватает времени, которое у меня есть.

В театре Вы заняты не так много. И, наверное, могли бы легко от него отказаться совсем — ведь Вы очень востребованы в кино?

Отказаться от театра я не могла бы ни при каких обстоятельствах. Театр — это процесс, а кино- результат. Если актер не будет вовлечен в процесс, он деградирует. Кроме того, театр приносит мне колоссальное удовольствие. И занятости мне хватает. У меня есть очень тяжелый спектакль «В пространстве Тенесси Уильямса» (по пьесе «Трамвай Желание»«), я играю его раз в месяц. Это сложно и морально, и физически. Сейчас добавились «Циники». Пока мне, наверное, ничего больше не хочется.

Расскажите о том, что сейчас происходит с Вами в кино? Над чем Вы работаете?

Снимаюсь в серьезном сериале «Марина роща». 1945 год, история про легендарную марьину рощу, в которую даже милиция боялась соваться. Я играю главную женскую роль, скупщицу краденого, эдакую хозяйку малины. У меня роман с участковым, и я пытаюсь отказаться от бандитского мира. Это трудно. Участкового играет Александр Домогаров. Режиссер картины — Александр Хван.

Евгения, Вы много снимались у хороших режиссеров, могли бы назвать главного режиссера в Вашей жизни?

Никого не хочу обижать. Каждый меня чему-то научил. Огромное спасибо Рязанову за то, что научил импровизировать. Он — режиссер, который всегда делает пробы. Таким образом он продлевает удовольствие съемочного процесса. Когда мы снимали «Ключ от спальни», он собрал нас всех на пробах, тогда еще плохо друг с другом знакомых. Сережу Безрукого, Володю Симонова… Было неловко, все хорохорились, конечно, но стеснялись. Вдруг Эльдар Александрович говорит «я очень люблю, когда артисты импровизируют». И тут у всех ступор, ручки, ножки сразу зажались. Но в начале съемок это быстро ушло. Самые смешные моменты родились из импровизации. Соловьев — абсолютный художник в прямом и переносном смысле. Он импрессионист, делает свои картины крупными мазками, держит в голове главное, не концентрируется на мелочах. Еще я очень люблю работать с Олегом Фисенко. В театре любимые режиссеры — Павел Осипович Хомский, Юрий Иванович Еремин. Еще очень многому меня научил Марк Вайль, которого, к сожалению уже нет.

Что Вы думаете о состоянии российского театра и кино, сегодня принято рассуждать о кризисе.

Что касается театра, я кризиса не замечаю. Мне есть что играть, простоев никогда не было. А вот в кино удручает обилие сериалов. Когда снимается 9-12 полезных минут в день, ни актер, ни оператор, ни режиссер не в состоянии заниматься творчеством. Гонятся минуты, а не смысл. Это творческая деградация. Поэтому я, как и раньше, стараюсь отказываюсь от съемок в таких сериалах. Все мои картины, даже четырехсерийные, снимались по законам кино.

Как Вы отдыхаете?

Меняю обстановку. Обожаю путешествовать. Мы ездим по миру и изучаем его. Среди любимых мест — Китай, Хорватия, Греция.

А если в Москве?

Если я дома, я уже отдыхаю.

Вы до сих пор делаете кукол своими руками?

Нет, это давно в прошлом. Но могу сделать куклу кому-то в подарок.

Чем увлекаются Ваши дети?

Дочка занимается фламенко, ходит в музыкальную школу, играет на гитаре. Сынок еще маленький — он пока еще пират, разбойник и космонавт одновременно (улыбается).

Есть мнение, что не только мы учим детей, но и они нас. Чему учат Вас Ваши дети?

Искренности. Мы с возрастом перестает быть искренними. А дети всегда верят в предлагаемые обстоятельства, не умеют врать. Они непосредственны. Нам, взрослым, надо почаще об этом вспоминать.

Что для Вас счастье?

Когда хочется идти домой.

Евгения Крюкова стала знаменитой после премьеры сериала «Петербургские тайны» в 1994-м. Снималась у Эльдара Рязанова в фильмах «Ключ от спальни» (2003) и «Андерсен. Жизнь без любви» (2006), у Сергея Соловьева в фильмах «О любви» (2003) и «Анна Каренина» (2009).

Published in: on 17.04.2012 at 18:00  Добавить комментарий  

The URI to TrackBack this entry is: https://vitvitskaya.wordpress.com/2012/04/17/%d0%b5%d0%b2%d0%b3%d0%b5%d0%bd%d0%b8%d1%8f-%d0%ba%d1%80%d1%8e%d0%ba%d0%be%d0%b2%d0%b0-%d0%b8%d0%bd%d1%82%d0%b5%d1%80%d0%b2%d1%8c%d1%8e/trackback/

RSS feed for comments on this post.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: