Никита Тюнин, интервью, 2012

Никита Тюнин: «Театр – веселая каторга»

Актер Мастерской Петра Фоменко Никита Тюнин не только сыграл одну из главных ролей в новом спектакле театра, но и стал ассистентом режиссера. «ВД» поговорил с артистом о «Театральном романе», работе с мастером и фирменном «секрете фоменок».

Никита, как получилось, что Вы стали ассистентом режиссера? У Вас был опыт?
Все сложилось само собой. На традиционном «вечере проб и ошибок», с подсказки Петра Наумовича, мы взялись за Булгакова. Зачинщиком был Кирилл Пирогов. Остальные по мере сил ему помогали. Формулировка «ассистент режиссера» родилась несколько дней назад, когда мы думали, как кого назвать. В результате Петра Наумовича с Кириллом решили обозначить в программке как авторов. Меня вот ассистентом. Дело в том, что репетировали мы долго, а когда к нам подключился Петр Наумович я, что мог и успевал, за ним записывал. Затем что-то из этого передавал коллегам-актерам.

Вы почувствовали в себе режиссерские амбиции?
Боюсь, что формулировка «ассистент режиссера» сбивает и меня, и публику. Я не шел к этому специально, ничего для этого не делал. Это случайность.

Чем Вас лично привлек «Театральный роман» Булгакова, и изменились ли Ваши ощущения после начала репетиций.
Это одно из моих самых любимых произведений. Даже не помню, когда я его впервые прочитал. Но потом не раз к нему возвращался. Особенно восторгал меня Ликоспастов. Там все узнаваемо. Театр — это ведь и мой мир, я в нем живу. После начала репетиций мои впечатления остались прежними. Я все так же люблю этот роман. Но теперь понимаю, какой он сложный для инсценировки. Это произведение многослойное, многолюдное. У него романная структура, которую переделать в пьесу — занятие нелегкое.

А стоит ли? Говорят, за Булгакова вообще не стоит браться.
Да, я слышал такое. Правда, в основном это касается «Мастера и Маргариты». Лично я считаю, что браться, тем не менее, стоит.

Кстати, об узнаваемости. Вы не опасались того, что это произведение, скажем так, скорее «для своих». Обывателю далеко не все будет понятно.
Максудов тоже обыватель (ему принадлежат слова: «О Независимом театре слышал, но никогда в нём не был»). Пусть зритель вместе с ним «познаёт истину».

Как проходили репетиции? Весело?
Мой учитель Гончаров называл наши занятия на курсе веселой каторгой. Замечательное определение и для репетиций «Театрального романа». Весело, оно, конечно, весело, и, тем не менее совсем непросто.

С сестрой Галиной Тюниной Вы советовались?
Галя мне всегда говорит, что наша профессия — практическая. Чтобы что-то получилось, нужно много пробовать и много ошибаться.

А Вы Галине подсказываете?
Да. И она, кстати прислушивается (улыбается)

Как создавалась галерея типажей, каждый актер самостоятельно искал свой образ?
У нас в театре нет диктата, мы вместе что-то искали и находили. Что касается меня, то моего героя, Бомбардова мне «подсказал» Петр Наумович. И то, как герой выглядит, и как говорит.

Бомбардов — важный персонаж романа. Есть мнение, что прототипом был сам Булгаков. По другой версии это собирательный образ молодых актеров МХАТ. Что о нем думаете Вы?
Поначалу я представлял себе Бомбардова благополучным, ироничным и легким человеком. Думал, что он — это актер Ливанов. Потом наткнулся на факт про собирательный образ. Растерялся. Ведь что такое собирательный образ? — что-то очень расплывчатое, неопределенное. В какой-то момент мне помогли дневники Борисова: увидеть другую сторону судьбы артиста. Его одиночество, скрытность, внутренние противоречия. Он наблюдательный, острый. Всегда находящийся над ситуацией.

Вам близок этот образ?
Хороший вопрос. Но как ответить — я не знаю.

Вы сказали, что «подсказал» Вашего героя Петр Наумович. Что конкретно он предложил?
Петр Наумович как-то спросил меня «а что он играет, Бомбардов?». Я побежал перечитывать. Принес главу, в которой написано, что он бежит на репетицию. «На какую репетицию?» — спросил меня Фоменко. И тут я понял, что ничего мой Бомбардов не репетирует и не играет. Он что-то вроде домового. Он человек театра, и в в то же время он в конфликте с ним.

Как Вам кажется, узнаваем ли Театр Фоменко в «Театральном романе»?
Вы не представляете, какое это удовольствие узнавать в том, что играешь, себя, ситуации из собственной биографии. Булгаков написал обо всем: об отношениях между старшим поколением и молодежью. И о непререкаемом авторитете режиссера. Мы много над собой смеялись.

Как Вы сами, и как Фоменко оценили премьерный спектакль?
Пока это промежуточный итог, нам есть над чем работать.

Расскажите, каким режиссером оказался Кирилл Пирогов? Ведь это его первая работа.
Кирилл взвалил на себя колоссальную ответственность. Я смотрел на него и думал «господи, как он может»? Максим Литовченко назвал его семижильным. Я с ним согласен. Репетировать главную роль в то же время быть над этой ролью, репетировать другие сцены, работать с актерами. Поверьте, это адский труд.

Как Вам кажется, у него есть будущее как у режиссера?
Думаю, что есть. Кирилл мечтал поставить пьесу Николая Евреинова «Самое главное», не будучи занятым в ней как актер. У нас в репертуаре есть «Самое важное». Было бы еще и главное (улыбается). Кто знает, может быть, еще случится.

Вы не боитесь критики, ведь это первый режиссерский опыт Кирилла, в какой-то мере и Ваш тоже?
Мне скорее интересно услышать и прочесть, что у нас получилось. Есть такая поговорка у актеров «мы спектакль сделали, а теперь нам расскажут, про что он». Точно наш случай.

Никита, почему Вы ушли от Анатолия Васильева к Петру Фоменко?
И то, и другое — стечение обстоятельств. А к Фоменко меня пригласил Ваня Поповски, в свой спектакль «Носорог». Позвонил и спросил, не хочу ли я порепетировать мсье Папийона. Я был поражен, горд и счастлив. Не задумывался ни секунды. Я обожал этот театр еще с ГИТИСА. Смотрел все их студенческие спектакли.

Чем Вы больше всего восхищаетесь в Петре Наумовиче?
Тем, как он шутит. Например, когда мы начинаем хвалить друг друга, он называет нас «обществом взаимного восхищения».

Вы кажетесь человеком преданным своему театру-дому? Успеваете бывать на постановках «конкурентов»? Если да, то какое самое сильное впечатление за последнее время?
Игра Юрия Яковлева и Галины Коноваловой в юбилейном спектакле вахтанговцев «Пристань».

Какое кино Вы любите?
Мой любимый режиссер Джим Джармуш. «Сломанные цветы» миллион раз пересматривал. А из последних впечатлений , нам с Галей понравился фильм «Король говорит». Особенно игра Джефри Раша.

Любите ли Вы путешествовать?
Мне сложно куда-то сорваться. Я ленивый человек. Но в прошлом году мне с семьей удалось посетить Македонию. Отныне это самое любимое место отдыха.

http://www.vashdosug.ru/msk/theatre/article/68551/

http://fomenko.theatre.ru/actors/present/n_tunin/16904/

Published in: on 16.05.2012 at 12:19  Добавить комментарий  

The URI to TrackBack this entry is: https://vitvitskaya.wordpress.com/2012/05/16/%d0%bd%d0%b8%d0%ba%d0%b8%d1%82%d0%b0-%d1%82%d1%8e%d0%bd%d0%b8%d0%bd-%d0%b8%d0%bd%d1%82%d0%b5%d1%80%d0%b2%d1%8c%d1%8e-2012/trackback/

RSS feed for comments on this post.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: