Агриппина Стеклова, интервью, 2012

Агриппина Стеклова: «Мы с Райкиным одной группы крови»

Самая яркая актриса театра «Сатирикон» в этом году осталась без отпуска. Когда родной театр завершил сезон, другой его открыл. В театре на Малой Бронной Агриппина Стеклова играет Дорину в постановке Павла Сафонова «Тартюф». «ВД» встретился с актрисой, чтобы поговорить о «первом в ее жизни Мольере», спорной «Чайке», Викторе Сухорукове и самых важных людях в жизни.

«Тартюф» — первый спектакль, который Вы играете вне стен родного «Сатирикона», в другом репертуарном театре. ЧтовВам дал этот опыт?
Сыграть в «Тартюфе» — это предложение, от которого не отказываются. Тем более для меня это был «первый в жизни Мольер», и роль Дорины невероятно хороша. Кроме того, возникла возможность поработать с режиссером Павлом Сафоновым. В свое время мы учились на параллельных потоках, были давно знакомы, но вместе поработать не получалось. И, конечно, опыт общения с другой труппой. А какие у меня партнеры — Виктор Сухоруков, Александр Самойленко… Они прекрасны, здесь не убавить, ни прибавить. Так что на Бронной мне легко и комфортно.

Кстати, о партнерах. У вас не было ощущения, что гениальный Виктор Сухоруков оттягивает все внимание зрителя на себя?
Так и есть. Но это нормально, это стимулирует, заставляет быть конкурентоспособной рядом с таким актером и таким человеком, как Виктор Иванович. Он — лучшее подтверждение моих мыслей о нашей профессии. Абсолютный ребенок, вечный ученик, он ничего не боится и никого не стесняется. Он — планета, которую еще изучать и изучать. И он — существо без возраста и без пола. Я не всегда понимаю природу его актерского дарования, но всегда восхищаюсь.

Как вы выстраивали образ Дорины? На кого ориентировались?
Мхатовского «Тартюфа» я не видела, и это хорошо. Мне бы это очень мешало, я знаю, что Дорину там играет блистательная Марина Голуб. Так что мы с режиссером выстраивали свою Дорину, ни на кого не ориентируясь. Как мне кажется, она у меня вышла дерзкой и любящей. Любовь-преданность — ее главная черта, мне кажется.

Вас задевают мнения о «Тартюфе» как об антрепризной, коммерческой постановке?
Главное, чтобы спектакль был успешным, а успех не наносил урон качеству. Мне думается, что наш «Тартюф» именно такой. Ведь антреприза антрепризе рознь. Ведь что есть Театр Наций? Великая антреприза, не правда ли?

Сегодня в новых спектаклях все ищут политический подтекст — мол, вот это о нашем строе, а это о росте самосознания… «Тартюфа», кстати, также в таком ключе обсуждают.
Кто хочет, тот пусть и ищет политические подтексты. Я — человек аполитичный. Но скажу, что играла во многих пьесах Шекспира, а они куда больше политически заряжены, чем «Тартюф».

Вы часто бываете в театре не как актриса, а как зритель?
Я стараюсь много смотреть. Последние самые сильные впечатления связаны с «Дядей Ваней» Римаса Туминаса, с «Пристанью» как действом-посвящением театру. К сожалению, еще не видела последней премьеры в «Современнике («Скрытая перспектива» — прим. Авт.)), но что-то мне подсказывает, что это достойная работа. «Анархия» понравилась.

Каждый второй актер, отвечая на подобный вопрос, называл «Чайку» Юрия Бутусова, где Вы сыграли Нину Заречную. Между тем, режиссерская манера вызвала самые разные, порой жесткие оценки.
Юра — большой талант и безумец, одержимый театром. Режиссура для него — даже не профессия, это его способ мыслить. Он несносный, ужасный и прекрасный одновременно.

«Чайка» получила «Золотую маску». Как вы отмечали это событие?
В театре? Очень бурно. А вообще, чем старше становишься, тем меньше значат награды и премии. Конечно, это всегда приятно, волнительно, почетно. Но гораздо приятнее внимание и благодарность зрителей и коллег. Если бы мне посоветовали сходить на нашу «Чайку», я бы как-то специально готовилась — действие длится больше пяти часов. Так что я с большим трепетом отношусь к тем, кто решается на этот поход. Впрочем, зрительский успех — это не только то, ради чего я играю.

А ради чего?
Много ради чего. И мой собственный эгоизм имеет место быть, и удовлетворение амбиций, и радость, когда роль совпадает с тем, что важно лично мне. Выводить формулу профессии актера — то же, что выводить формулу любви или счастья. Ради чего все на свете? Если бы знать…

В вашей актерской семье принято обсуждать работы друг друга?
Когда актеры говорят, что закрыв двери, оставляют все разговоры о работе, знайте, они лукавят. Но я совру также, если скажу, что мы с утра до вечера говорим об искусстве. Работа — огромная часть нашей жизни. У меня муж — актер (Большов Владимир,артист театра «Сатирикон» — прим. Авт.), сын Данила — студент Школы-студии МХАТ, дочка Маша- студентка ГИТИСа, папа Владимир Стеклов — актер. Так что такие разговоры — данность.

Любопытно узнать мнение ваших близких о «Чайке»? Как, к примеру, воспринял спектакль ваш знаменитый отец?
Папа ходил на этот спектакль трижды. Факт говорит сам за себя. Все остальные «мои» спектакли он видел по одному разу. Исключение сделал только для «Макбетта», но и эту постановку Бутусова он смотрел только дважды. Видимо, какую-то дверцу в нашей «Чайке» он для себя открыл.

Как вы думаете, то, что все в вашей семье связаны с театром, это судьба?
Судьба — не судьба, но гены точно имеют значение. Когда люди собираются на прием к врачу, определение «потомственный врач» — одна из важных составляющих доверия к специалисту. А у актеров преемственность зовется семейственностью. Ни о каком кредите доверия речь не идет, а, наоборот, о предвзятом отношении.

Как думаете, вы похожи на отца?
О, да, я — папина дочка и внешне, и внутренне. У нас схожий темперамент. Мы оба вспыльчивы, одержимы (профессией, в частности), порой нетерпимы.

Вы согласны с мнением, что рыжий цвет — это характер?
Бог его знает. Но рыжие, действительно, отличаются от других. Какой-то ген у нас точно сдвинут.

Вы учились у Марка Захарова. Главное, чему он вас учил?
Быть конкурентоспособной и ничего не бояться. На протяжении пяти лет он транслировал эту мысль нам, своим студентам: средних актеров много, чуть меньше актеров талантливых, а про гениальных и говорить нечего. Еще Марк Анатольевич культивировал в нас чувство юмора и самоиронию. Актер всегда выглядит глупо, теряя чувство реальности, слишком много думая о «себе в искусстве».

Еще одна личность, сыгравшая свою роль в Вашей актерской судьбе — Константин Райкин. Чему учит вас он?
Райкин — практический мой крестный отец. Сразу после института я поступила в труппу, и вот — уже 16-ый сезон. Здесь за эти годы я переживала разные периоды, прямо как в семейной жизни: период охлаждения, период безумной любви… Но я точно знаю, что люди, которые работают с Райкиным, — одной группы крови.

Что вас особенно восхищает в его театре?
«Сатирикон» — очень дисциплинированный театр. Может быть, это звучит не вдохновенно, но это важно в любом деле. Когда я оказываюсь в других проектах и вижу, как актеры и режиссеры собираются по полтора часа на репетиции или учат текст накануне премьеры, я теряюсь. Для меня это даже не плохо, это странно и непонятно. Наверное, Райкин в этом смысле перегибает палку, но главное — результат.

Вас не так часто можно увидеть на экране. Сейчас вы где-нибудь снимаетесь?
В сериале под рабочим названием «Бедные родственники». Интересно сыграть большой промежуток времени, с 54-ого по 69-ый год. Возраст героини — с 31 по 46 лет.

Для вас сериал — это заработок?
Да, но у меня есть возможность выбирать. Во многом благодаря мужу. Он говорит «если кто-то из нас должен сниматься ради денег, то пусть это буду я». На мой взгляд, это единственно правильная мужская позиция. А я — семейная звезда (смеется)!

Чем еще вы восхищаетесь в супруге?
Всем. Как минимум, он — очень хороший актер. С замечательной, яркой индивидуальностью, но со сложным обаянием, которое, на мой взгляд, является редким даром. Еще у него прекрасное чувство юмора, которое сигнализирует о наличие ума.

Как поживают ваши дети?
Данила — студент 4 курса Школы-студии МХАТ, Машка — студентка 2 курса РАТИ. Они — две абсолютно разные планеты, при этом они очень друг другу близки. Данила — настоящий мужчина, амбициозный, резкий, сильный. Маша — тонкая, нежная, романтичная. Сейчас они мало времени проводят вместе, поскольку учатся в разных театральных школах, но по-прежнему друг за друга горой. У них есть это чувство клановости.

Как вы отдыхаете?
Отпуск мы проводим в самых разных уголках планеты. Китай, Доминикана, Европа… Одно время отдыхали без детей, но сейчас почувствовали некое душевное голодание. Думаю, скоро восстановим традицию совместных отпусков. А в Москве самый лучший отдых — просто свободный день в семье.

http://www.vashdosug.ru/msk/theatre/article/69071/

Published in: on 05.10.2012 at 15:23  Добавить комментарий  

The URI to TrackBack this entry is: https://vitvitskaya.wordpress.com/2012/10/05/%d0%b0%d0%b3%d1%80%d0%b8%d0%bf%d0%bf%d0%b8%d0%bd%d0%b0-%d1%81%d1%82%d0%b5%d0%ba%d0%bb%d0%be%d0%b2%d0%b0-%d0%b8%d0%bd%d1%82%d0%b5%d1%80%d0%b2%d1%8c%d1%8e-2012/trackback/

RSS feed for comments on this post.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: