«Ноктюрн», МТЮЗ, 2012

«Ноктюрн»: концентрация боли
Кама Гинкас поставил «Ноктюрн» Адама Раппа.

Мрачный мэтр поставил еще один спектакль про то, как страшно жить на свете. Однако это не совсем «привычный Гинкас». Во-первых, в качестве первоосновы — не традиционный Чехов, Гоголь или Достоевский, а неидеальная пьеса нашего современника, обласканного американцами драматурга Адама Раппа. Во-вторых, никаких обличительных высказываний, социальных разоблачений и злых выводов. Гинкас попытался проникнуть на интимную территорию — в самую сердцевину человеческой боли. Даже не разбираться в причинах, а только обозначить ее пределы.

«Ноктюрн» в МТЮзе  стоит смотреть ради фирменного режиссерского мышления и актерской игры Игоря Гордина. Исключи хотя бы одну переменную, и суммы слагаемых не получится. Несмотря на то, что Гинкас работает с непривычным для себя текстом («Ноктюрн» стопроцентно личное высказывание, подробнейший самоанализ человека, убившего собственную сестру), его способ подачи материала прежний. Режиссер внедряется в тему, как будто делает операцию на сердце. Причиняет невыносимые страдания, чтобы спасти. Главный герой истории Раппа — молодой графоман, начавший писать спустя несколько лет после трагедии, унесшей жизнь его сестры (он случайно сбил ее на машине), здоровье и смех родителей. Кроме этого, герой, пережив беду, навсегда лишился возможности получать удовольствие от физической близости. Свои мучения он переживает заново, подробнейшим образом описывая их зрителю. С уверенностью можно сказать, что не играй героя Игорь Гордин, душевной пытки не случилось бы. Только благодаря его способности примерить чужую маску так точно и при этом якобы-бесстрастно, все эти нанизанные один на другой ужасы не кажутся фальшивкой. Или пустым нагнетанием, или даже черной пародией.

Зритель сидит в оцепенении, пока на его глазах взрослый мужчина просто говорит. В этом монологе он переживает собственную душевную смерть заново. Гордин играет почти в безвоздушном пространстве, в метре от публики (спектакль идет в фойе театра). Все декорации — черный рояль, кучка безголовых манекенов (злой привет сестренке, которую, как выясняется, непросто сбила машина брата, но еще и обезглавила), матрас в страшных пятнах, да в финале — больничная койка для умирающего от рака отца.
Эпизодически появляющиеся на сцене персонажи (мать, отец, сестра на роликах, любимая девушка) здесь только куклы или даже скорее призраки в воспаленном сознании героя. Он их видит, ничего при этом не испытывая. Вся невыразимая мука сконцентрирована исключительно в интонациях. Манере ходить и поворачивать голову. Он сам как неживой. Мертвецки бледный с застывшим взглядом человека, столкнувшегося с Роком. И все, все же, не поставь Раппа Гинкас, древнегреческой трагедии из этой пьесы ни за что бы ни вышло. Здесь Гинкас даже не зрителю, Богу задает вопрос — «почему так»? И не слышит ответа. Никто не слышит.

http://www.vashdosug.ru/msk/theatre/article/69634/

http://www.moscowtyz.ru/spect.php?id=47&type=3&pid=369

Published in: on 28.12.2012 at 10:25  Добавить комментарий  

The URI to TrackBack this entry is: https://vitvitskaya.wordpress.com/2012/12/28/%d0%bd%d0%be%d0%ba%d1%82%d1%8e%d1%80%d0%bd-%d0%bc%d1%82%d1%8e%d0%b7-2012/trackback/

RSS feed for comments on this post.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: